Трудный выбор: проблемы освоения ТрИЗ и пути их решения

Трудноизвлекаемые запасы – настоящий краеугольный камень отечественной нефтедобывающей отрасли. Связано это с тем, что, во-первых, до сих пор не существует единого мнения на счет того, какие именно углеводороды относить к данной классификации, а во-вторых, с необходимостью внедрения инноваций в производственно-технологический процесс.

Последнее, увы, требует как минимум пересмотра финансово-налоговой политики в данной отрасли, особенно в условиях интереса к сохранению природно-ресурсного потенциала будущих поколений соотечественников. Потому что точечные проекты отдельных нефтяных компаний страны, посвященные технологиям разработки и добыче трудноизвлекаемых углеводородов, не способны кардинально изменить ситуацию в российском масштабе.

В нашей стране немало трудноизвлекаемых нефтей. По разным подсчетам, они составляют порядка 60 % от общих запасов, при этом вот уже второе десятилетие добыча легкой нефти снижается. Так, по данным Минэнерго, без принципиального развития темы ежедневная нефтедобыча России уже к 2020 году упадет до 7,7 млн баррелей (с почти 11 млн в 2016 году). Активная позиция в деле освоения разработки ТрИЗ может принести России пальму первенства в добыче «нетрадиционной» нефти.

Пока гром не грянет

Тем не менее эксперты не видят предпосылок к активизации ученых и производственников. Например, директор казначейства банка «Восточный» Константин Кочергин уверен, что Россия не нуждается в разработке трудноизвлекаемых запасов, пока существует большой запас традиционных ресурсов с низкой себестоимостью.

«Проекты по разработке ТрИЗ требуют существенных инвестиционных вливаний, что возможно в случае государственно-частного партнерства или в случае сотрудничества крупных компаний. Например, в этом году нефтяная компания Saudi Aramco рассматривает инвестиции в российскую нефтегазовую отрасль, инвестиции в индийскую RIL и южнокорейскую Hyundai Oilbank. Сотрудничество международных компаний в сфере нефтедобычи позволяет минимизировать затраты и снизить риски в случае неудачи проекта», —отметил Кочергин.

Свой интерес

Разработка трудной нефти – прерогатива компаний, не понаслышке знакомых с ТрИЗ. Именно они привлекают науку, совершенствуют расчеты и инженерные технологии, ищут западных партнеров. Примером может стать «Газпром нефть», запустившая несколько параллельных проектов освоения сложных запасов. Самый крупный – «Бажен» – уже получил статус национального приоритетного проекта как наиболее значимая в мире сланцевая формация (площадь свиты составляет более 1 миллиона квадратных километров).

Трудноизвлекаемыми нефтями вовсю занимаются и компании Волжско-Уральского региона, в частности ПАО «Татнефть». В 2018 году оно добыло 2 млн тонн сверхвязкой нефти (природного битума), или почти 7 % от общего объема.

Опыт «Татнефти» подтверждается мнением экспертов: стимулы к освоению ТрИЗ создает сам процесс развития нефтегазовой и нефтесервисной отрасли.

«Добыча сырья становится все более высокотехнологичной и дорогой, требуя от участников рынка внедрения новых технологий в рабочие процессы, вложений в НИОКР, производства нового оборудования и т. д. Все это закономерным образом влияет на стоимость услуг, она часто не выдерживает конкуренции с предложением иностранных компаний, которые имеют возможности для демпинга за счет большого пула проектов по всему миру. Это серьезный стоп-фактор, проявление которого особенно ярко видно на примере нефтесервисных компаний. Многие из них сегодня делают крупные инвестиции в технологии, оборудование, ПО и кадры, чтобы создавать качественный и востребованный заказчиками продукт. Однако на деле проигрывают на тендерах ‘‘иностранцам’’, а также российским компаниям, которые копируют созданные технологии, экономя на НИОКР», — рассказывает генеральный директор ООО «ИСК ‘‘ПетроИнжиниринг’’» Александр Герасименко.

Эксперт уверен, добывающие компании, замахнувшиеся на трудную нефть, нуждаются в поддержке. «Налоговые преференции, а также целевые госпрограммы являются необходимым, но недостаточным условием для эффективного развития отрасли. Здесь нужен интегрированный подход, учитывающий интересы, в первую очередь, российских компаний, которые заинтересованы в собственном долгосрочном развитии и являются локомотивом для индустрии в целом», — подчеркивает Александр.

Эмилия Хабибуллина

Поделитесь хорошей новостью